Рамка2

О Святых

Святые

Серафим Саровский

 

Справедливо заметил Митрополит Сурожский Антоний:
«Ни один человек не может до конца поверить в Бога, пока не увидит на лице другого человека сияния "Небесной Славы". И потому всегда на Руси излюбленным чтением были «Жития Святых», жизнеописания самых разных людей, всевозможными путями искавших Одну Цель – Бога. Их путь был тернист и нелегок, но все жизненные страдания терпели они ради Христа, ему Одному посвятив  свою жизнь.

 

"Не стоит село без праведника"

«Не стоит село без праведника», – эта старая народная мудрость берет свое начало в Библии.
И, быть может, беды, постигающие сегодня наше общество, связаны, в первую очередь, с тем, что слишком мало у нас сейчас праведников, без которых «нет и граду стояния». Когда приходится говорить о святых, обычно слышишь: «это было давно, сейчас таких людей уже нет», «это где-то может быть, но не здесь, не у нас». Но ведь к святости призван каждый из нас, считающих себя христианами. Однако, как справедливо заметил Митрополит Сурожский Антоний: «Ни один человек не может до конца поверить в Бога, пока не увидит на лице другого человека сияния Небесной Славы». И потому всегда на Руси излюб­ленным чтением были «Жития Святых», жизнеописания самых разных людей, всевозможными путями искавших Одну Цель – Бога. Их путь был тернист и нелегок, но все жизненные страдания терпели они ради Христа, ему Одному посвятив  свою жизнь.
В то же время для сравнения посмотрите, как может меняться человек при правильной христианской жизни. Те, которые очистились от страстей, приобрели смирение, "стяжали, - по слову преподобного Серафима Саровского, - Духа Святого", приходили к любопытнейшему с психологической точки зрения состоянию: они начинали видеть себя худшими всех. Пимен Великий говорил: "Поверьте, братие, куда будет ввержен сатана, туда буду ввержен я"; Сисой Великий умирал, и лицо его просветилось, как солнце, так что на него невозможно было смотреть, а он умолял Бога дать ему еще немного времени на покаяние. Что это? Лицемерие какое-то, смиренничание? Да избавит Бог. Они, даже в мыслях боялись согрешить, потому говорили от всей своей души, говорили то, что действительно переживали. Мы же этого совсем не чувствуем. Я переполнен всякой грязью, а вижу и чувствую себя очень хорошим человеком. Я хороший человек! Но если что-то и сделаю плохо, то кто без греха, другие не лучше меня, да и виноват не столько я, сколько другой, другая, другие. Мы не видим души своей и потому столь хороши в своих глазах. Как разительно отличается духовное зрение человека святого от нашего!
Предсмертный момент из жизни преподобного Сисоя Великого (V в.). "Окруженный в момент своей смерти братией, в ту минуту, когда он как бы беседовал с невидимыми лицами, Сисой на вопрос братии: "Отче, скажи нам, с кем ты ведешь беседу?" - отвечал: "Это ангелы пришли взять меня, но я молюсь им, чтобы они оставили меня на короткое время, чтобы покаяться". Когда же на это братия, зная, что Сисой совершен в добродетелях, возразила ему: "Тебе нет нужды в покаянии, отче", - то Сисой ответил так: "Поистине я не знаю, сотворил ли я хоть начало покаяния моего" (Лодыженский. - С. 133.) Это глубокое понимание, видение своего несовершенства является главной отличительной чертой всех истинных святых.
Преподобный Григорий Синаит (XIV в.) напоминает: "Никогда не принимай, если что увидишь чувственное или духовное, вне или внутри, хотя бы то был образ Христа, или ангела, или святого какого... Приемлющий то... легко прельщается... Бог не негодует на того, кто тщательно внимает себе, если он из опасения прельщения не примет того, что от Него есть,.. но паче похваляет его, как мудрого" (Преп. Григорий Синаит. Наставление безмолвствующим // Там же. - С. 224).

 

Великомученик Георгий Победоносец

 

Святой Георгий был римским военачальником, приближенным к царю.
Отец его был замучен за исповедание Христа, мать тоже была христианкой, и сам Георгий с детства был христианином, но до времени скрывал это от неверных
Когда нечестивый царь Диоклитиан начал преследовать и убивать верующих во Христа, святой Георгий, отвергнув всякий страх человеческий и имея в себе только страх перед Богом, явился к царю, заседающему со своими советниками, и смело обличил всех их в злочестии, говоря: “...Иисус Христос — единый Бог, един Господь во славе Бога Отца, Которым все сотворено, и все существует Духом Его Святым. Или вы сами познайте истину и научитесь благочестию, или не смущайте безумием вашим познавших истинное благочестие”.
Тогда царь стал уговаривать Георгия, чтобы он отрекся от Христа, но святой сказал:
“Никакой пользы не получают те, кто обольщен временными наслаждениями, твои соблазны не ослабят моего благочестия, и никакие муки не устрашат душу мою и не поколеблют ума моего”.
Эти слова святого Георгия привели царя в неистовство, и он повелел своим оруженосцам колоть Георгия копьями. Но как только копье коснулось тела святого, железо тотчас стало мягким и согнулось. Уста же мученика исполнились хваления Бога.
Введя святого Георгия в темницу, воины распростерли его на земле и положили ему на грудь тяжелый камень. Святой же все это терпел, непрестанно воздавал благодарение Богу. На следующий день царь спросил его, не отречется ли он от Христа. Святой Георгий, угнетенный тяжелым камнем, едва мог проговорить:
“О царь, неужели ты думаешь, что я после столь малого мучения отвернусь от веры своей. Скорее ты изнеможешь, мучая меня, нежели я, мучимый тобою”.
Тогда царь Диоклитиан велел принести великое колесо, под которым были помещены доски, истыканные железными остриями. На том колесе царь велел привязать обнаженного мученика и, вращая колесо, срезать все его тело. Святой Георгий, разрезаемый и разрываемый на части, доблестно переносил свои муки. Сначала он молился Богу громким голосом, затем тихо, про себя благодарил Бога, не испустив ни одного стенания, а пребывая как спящий или бесчувственный.
Тогда царь решил, что Георгий умер, и велел было отвязать его от колеса. Но вдруг затемнился воздух, прогремел страшный гром и многие услышали глас свыше:
“Не бойся, Георгий, Я с тобою”.
Появилось сияние, великое и необычное, и Ангел Господень во образе юноши прекрасного и ясноликого, озаренного светом, показался стоящим у колеса и, возложив руку на мученика, сказал “Радуйся”. И никто не смел приступить к колесу и к мученику, пока продолжалось видение. Когда же ангел исчез, Георгий сошел с колеса, освобожденный ангелом и исцеленный им от ран, и возблагодарил Господа.
Но злой царь не вразумился чудом Божиим и приказал дальше мучить святого Георгия. Но Георгий был непоколебим, а только молился Богу: “Прояви, Господи, милость Твою на мне и сохрани путь мой в вере Твоей, чтобы везде прославилось имя Твое пресвятое”.
Когда же царь пришел в удивление от того, что Георгию не вредили никакие мучения, святой Георгий сказал ему: “Знай, царь, что я не чувствую муки, потому что спасаюсь призыванием Христа и Его силою”.
И повелел царь мученику, чтобы он для показания силы Бога своего воскресил мертвого. И сказал ему святой: “Бог мой, сотворивший все из ничего, имеет силу воскресить через меня мертвеца”. — И, преклонив колена, долго молился Богу со слезами и в конце воскликнул: — О Владыка, покажи собравшемуся народу, что Ты Бог Един для всей земли, чтобы они познали Тебя, Господа всесильного, Которому все повинуется и Чья слава — вовеки. Аминь”.
И вдруг загремел гром и потряслась земля, так что все ужаснулись, гроб открылся, и мертвец встал из него живым. Тогда многие, видевшие это, уверовали в Господа Иисуса Христа.
Но царь, хотя и был удивлен, остался в своем нечестии и велел заключить святого Георгия в темницу. Туда к нему приходили люди, от его чудес уверовавшие во Христа, и наставлялись в святой вере. Призыванием имени Христова и знамением крестным святой исцелял и больных, во множестве приходивших к нему в темницу.
Однажды, когда святой Георгий молился, он задремал и увидел во сне явившегося Господа, Который поднимал его рукою, обнимал, целовал его и возлагал ему на голову венец, ободряя Георгия и предвозвещая ему награду в Царствии Небесном
Неверный же царь Диоклитиан, убедившись в своем бессилии, приказал отрубить святому мученику голову. И так святой великомученик Георгий скончался, достойно совершив свое исповедание и сохранив веру непорочную. Потому он и увенчан избранным венцом правды от Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение вовеки веков. Аминь.

Великомученика Георгия за мужество и за духовную победу над мучителями, которые не смогли заставить его отказаться от христианства, а также за чудодейственную помощь людям в опасности - называют еще Победоносцем. Мощи святого Георгия Победоносца положили в палестинском городе Лидда, в храме, носящем его имя, глава же его хранилась в Риме в храме, также посвященном ему. На иконах великомученик Георгий изображается сидящим на белом коне и поражающим копьем змея. Это изображение основано на предании и относится к посмертным чудесам святого великомученика Георгия. Рассказывают, что недалеко от места, где родился святой Георгий в городе Бейруте, в озере жил змей, который часто пожирал людей той местности. Что это был за зверь - удав, крокодил или большая ящерица - неизвестно. Суеверные жители той местности для утоления ярости змея начали регулярно по жребию отдавать ему на съедение юношу или девицу. Однажды жребий выпал на дочь правителя той местности. Ее отвели к берегу озера и привязали, где она в ужасе стала ожидать появления змея. Когда же зверь стал приближаться к ней, вдруг появился на белом коне светлый юноша, который копьем поразил змея и спас девицу. Этот юноша был святой великомученик Георгий. Таким чудесным явлением он прекратил уничтожение юношей и девушек в пределах Бейрута и обратил ко Христу жителей той страны, которые до этого были язычниками. Можно предположить, что явление святого Георгия на коне для защиты жителей от змея, а также описанное в житии чудесное оживление единственного вола у земледельца, послужили поводом к почитанию святого Георгия покровителем скотоводства и защитником от хищных зверей. В дореволюционное время в день памяти святого Георгия Победоносца жители русских деревень в первый раз после холодной зимы выгоняли скот на пастбище, совершив молебен святому великомученику с окроплением домов и животных святой водой. День великомученика Георгия в народе еще называют - "Юрьев день," в этот день, до времен царствования Бориса Годунова, крестьяне могли переходить к другому помещику. Великомученик Георгий - покровитель христолюбивого воинства. Изображение Георгия Победоносца на коне символизирует победу над дьяволом - "древним змием".

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Святой Иоанн пришел на гору Синай шестнадцати лет от роду. Отрешившись от мирского жития, он вверил себя опытному духовному наставнику — преподобному Мартирию, у которого пробыл в послушании девятнадцать лет, пока преподобный Мартирий не отошел в загробную жизнь. После этого Иоанн провел в пустыне еще сорок лет в уединении и безмолвии, только по праздникам посещая храм Божий.
Вся жизнь преподобного Иоанна была непрестанной молитвой. И за великую любовь Бог сподобил его многих духовных дарований.
Наконец, уже в возрасте семидесяти пяти лет, Иоанн был избран в игумены Синайской горы и четыре года мудро и Богоугодно управлял своею паствою, а затем в мире отошел ко Господу.
По просьбе игумена Раифского монастыря Иоанн написал книгу под названием “Лествица” (по-русски: “Лестница”) — одну из лучших монашеских книг. Поэтому и самого Иоанна прозвали Лествичником. Его молитвами да войдем и мы в Царствие Небесное. Аминь.

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святой Иоанн (347 - 407 гг.) родился в богатой семье. Отец его умер очень рано, когда Иоанн был еще маленьким. Под руководством своей матери, благочестивой женщины, которая была образцовой христианкой, - Иоанн получил хорошее воспитание. Потом он учился у знаменитого языческого учителя и оратора Ливания.
Имея от природы большие дарования, он старательно развил их основательным и глубоким образованием (библейским в соединении с классическим). Когда спросили у Ливания, кого он считает самым лучшим из своих учеников, он с грустью ответил:"Конечно, Иоанна, если бы не отняли его у нас христиане," - а о матери его так выразился: "Какие бывают достойные женщины у этих христиан!"
После окончания образования Иоанн стал адвокатом и прославился своим красноречием, но очень скоро мирская жизнь перестала интересовать его. Приняв по обычаю того времени крещение уже взрослым, он хотел уйти в пустыню, но остался только по просьбе матери. Между тем, о необыкновенных дарованиях Иоанна узнал Мелетий, Антиохийский епископ, и записал его в число прихожан.
В это время Иоанн усиленно занимался изучением Библии и богословских наук.
После смерти матери он исполнил свое давнее желание: четыре года жил в маленьком монастыре и потом два года совсем один в пещере. Расстройство здоровья заставило его вернуться в Антиохию. Здесь он принял сан диакона, а затем священника.
Двенадцать лет священства в Антиохии были самым счастливым временем его жизни. Он неутомимо проповедовал и принимал самое живое участие в радостях и скорбях антиохийской паствы. Проповеди его часто прерывались рукоплесканиями. Иоанн останавливал слушателей, говоря: "Что мне в ваших рукоплесканиях? Исправление жизни и обращение к Богу - вот мне похвала от вас." Особенно прославился он своими словами по случаю бедствий, угрожавших антиохийцам за низвержение императорских статуй.
В скором времени во всем христианском мире уже гремела слава об Иоанне, которого стали называть Златоустом (как назвала его в восторге одна простая женщина). Поэтому, когда по смерти Нектария, приемника святителя Григория Богослова, стала свободной кафедра Константинопольского архиепископа, то император Аркадий пожелал, чтобы она предоставлена была Златоусту.
Первое время святительство было очень утешительно для Иоанна, и он со всей ревностью предался заботам об искоренении арианства, примирении враждовавших епископов, исправлении духовенства и всей паствы. Но эта энергичная деятельность восстановила против него много врагов, во главе которых открыто встала императрица Евдоксия, женщина в крайней степени суетная и властолюбивая.
Евдоксия привлекла на свою сторону Александрийского архиепископа Феофила, около которого соединились все недовольные Иоанном. Эти епископы составили собор (в местечке Дуб, близ Константинополя) и осудили Иоанна на лишение кафедры и на изгнание.
"Церковь Иисуса Христа не мною началась и не мною кончится,"-сказал Иоанн своим преданным друзьям и оставил столицу. Но в ту же ночь сделалось сильное землетрясение, и удары его особенно слышались во дворце. Испугавшись, Евдоксия попросила Златоуста скорее вернуться. Прошло два месяца. Евдоксия снова предалась своим страстям и порокам, и Иоанн снова выступил со словами обличения. На этот раз Иоанн был уже без всякого суда отправлен в ссылку.
Около трех лет Иоанн прожил в армянском городе Кукузе, затем отправлен был далее в Пицунт (на северо-восточном берегу Черного моря, теперь город Пицунда в нынешней Абхазии). Суровые воины в течение трех месяцев вели святителя пешком через горы в зной и в проливной дождь.
Изнеможенный до крайности, святитель остановился в городе Команы (теперь поселок около города Сухуми). Здесь ночью явился ему святой мученик Василиск (мощи которого почивали в этом городе) и сказал: "Не унывай, брат Иоанн, завтра будем вместе." Иоанн причастился Святых Таин и мирно скончался со словами: "Слава Богу за все!"
В своих многочисленных беседах и поучениях (которых около 800) Златоуст оставил толкование на многие книги Священного Писания, и его почитают самым лучшим из изъяснителей священных текстов. Он составил чин литургии, ввел в церковное употребление крестные ходы и некоторые другие благочестивые обычаи.
Кроме этого, Иоанн Златоуст известен своей ревностной заботой о распространении Христовой веры. Между прочим, он посылал проповедников веры и в нашу страну - к тогдашним скифам, и почитается одним из просветителей.

 

Святой праведный Иоанн Кронштадский

Святой Иоанн (полное имя которого Иоанн Ильич Сергиев) родился 19-го октября 1829-го года в бедной семье в селе Суре Архангельской губернии. Думая, что он недолго проживет, его крестили сразу после рождения с именем Иоанн, в честь празднуемого в этот день преподобного Иоанна Рыльского. Но ребенок стал крепнуть и расти. Детство его прошло в крайней бедности, но набожные родители заложили в нем твердый фундамент веры. Мальчик был очень сосредоточенным, любил природу и богослужения.
Когда Иоанну исполнилось девять лет, отец собрал последние деньги и отвез его в Архангельское приходское училище.
Трудно давалась ему грамота и случалось, что на него нападало отчаяние. Тогда мальчик молился Богу.
Однажды, в один из таких тяжелых моментов, в глубокую полночь, когда все воспитанники спали, он встал на молитву и молился особенно горячо. Господь услышал его молитву: божественная благодать осенила его, и по его собственному выражению, как бы "завеса спала с его очей." Он вспомнил то, что говорилось в классе, и как-то все прояснилось в его уме. С тех пор он стал делать большие успехи в учении. В 1851-ом году Иоанн Сергиев окончил с отличием семинарию и поступил в Петербургскую духовную академию.
Столица не испортила юношу, он остался таким же религиозным и сосредоточенным, каким был дома. Вскоре умер отец, и, чтобы поддержать мать, Иоанн стал работать в канцелярии академии с жалованием в девять рублей в месяц. Эти деньги полностью отсылались матери. В 1855-ом году он окончил Академию с прекрасными отметками. Молодой выпускник в том же году был рукоположен в иереи и назначен священником Андреевского собора в городе Кронштадте (недалеко от Петербурга).
С первого же дня после своего рукоположения батюшка отец Иоанн всецело отдал себя на служение Господу и людям и стал ежедневно служить Божественную литургию. Он молился, учил и помогал многим. Его усердие было поразительно. Поначалу, да и потом, люди нередко осуждали его, смеялись над ним, считая его не вполне нормальным.
На литургии отец Иоанн молился горячо, требовательно, дерзновенно. В просьбах помолиться он не отказывал ни богатому, ни бедному, ни знатному, ни простому. И Господь принимал его молитвы. Совершались чудеса: их бесчисленное множество - записанных и не записанных. К нему стали обращаться за помощью не только жители Кронштадта, но и Петербурга, а затем и со всей России и из заграницы.
Письма и телеграммы сотнями приходили в Кронштадт. Отец Иоанн читал их и обычно сразу же горячо молился. Тысячи и десятки тысяч людей приезжали к батюшке за молитвой и благословением.
Отец Иоанн не был блестящим проповедником. Он говорил просто, ясно, сердечно, от души, и этим покорял и воодушевлял слушателей. Эти проповеди печатались отдельными выпусками и распространялись в огромном количестве экземпляров по всей России. Было издано и собрание сочинений отца Иоанна, состоящее из нескольких крупных томов.
Особой популярностью у верующих пользовался его пастырский дневник "Моя жизнь во Христе." Это был дневник духовной жизни отца Иоанна, запись благодатных мыслей и чувств, которых удостоился он, по его собственным словам, "от просвещающего Духа Божия в минуты глубокого внимания и испытания себя, особенно во время молитвы."
Эти мысли и чувства обращены или к Самому Господу Богу (в форме молитв), или к своему "я" (в форме размышления), или же к другим лицам (в форме наставлений). Они касаются различных предметов веры, имеют большое нравственное значение и являются учебником духовной жизни.
Отец Иоанн был и законоучителем. Причем влияние его на учеников было неотразимое. Дети его любили. Батюшка был не сухим педагогом, а увлекательным собеседником. Он тепло и задушевно относился к своим ученикам, часто за них заступался, уроков не задавал, на экзаменах не проваливал, а вел простые беседы. Эти беседы на всю жизнь запоминались ученикам.
Отец Иоанн как-то особенно умел пробудить живую веру в душе ребенка. На уроках он часто читал жития святых, Библию, или рассказывал о своей пастырской деятельности.
Велико было милосердие отца Иоанна с первых же дней его пастырства. Он не сторонился людей. Шел по первому вызову к самым бедным и опустившимся людям. У них он молился, наставлял и помогал, а часто отдавал последнее, вызывая поначалу упреки со стороны близких. Случалось иногда, что, придя в бедную семью и видя нищету и болезни, он сам отправлялся в лавочку или за доктором в аптеку.
Позже через руки отца Иоанна проходили сотни тысяч рублей. Но он не считал их: одной рукой возьмет, а другой тут же отдаст.
Кроме такой непосредственной благотворительности отец Иоанн создал еще и специальную организацию помощи. В 1882-ом году в Кронштадте был открыт "Дом трудолюбия," в котором была собственная церковь; начальное народное училище для мальчиков и девочек; убежище для сирот; лечебница для приходящих; приют; народная бесплатная читальня; народный дом, дававший пристанище до 40 тысяч человек в год; разные мастерские, в которых бедные могли заработать; народная дешевая столовая, где по праздникам отпускалось до 800 бесплатных обедов, и странноприимный дом.
По инициативе отца Иоанна и при его материальной поддержке была построена спасательная станция на берегу залива. У себя на родине он построил прекрасный храм. Нет возможности перечислить все места и области, куда простиралась его забота и помощь.
Скончался отец Иоанн 20-го декабря 1908-го года на восьмидесятом году жизни. Несметная толпа сопровождала его тело из Кронштадта в Петербург, где он был похоронен в Ивановском монастыре, им же основанном. К месту его упокоения со всех концов России стекались молящиеся и постоянно служились панихиды.
Крепкий в вере, горячий в молитве и в своей любви к Господу и ко всем людям, отец Иоанн Кронштадтский получил по милости Божией всероссийское почитание.

 

Святитель Николай чудотворец

Святитель Николай был единственным сыном богатых и благочестивых родителей. Еще до рождения освященный Божественной благодатью, он, возрастая годами, возрастал и разумом, совершенствуясь в добродетелях, которым его учили мать и отец.
Став взрослым и достигнув совершенства в слове и в учении, святой Николай явился совершенным и в самой жизни. Он хранил истинное целомудрие, чистым умом всегда созерцал Господа и усердно посещал храм Божий. Там он проводил дни и ночи в молитве и чтении Божественных книг, и Дух Святой поистине обитал в нем самом, как в храме.
Однажды святой Николай плыл на корабле по морю в Иерусалим, и вдруг поднялась страшная буря. Все испугались и думали, что сейчас погибнут, но святой Николай помолился Богу — и тотчас море успокоилось и настала великая тишина.
Пробыв довольно долго в Иерусалиме, он хотел удалиться в пустыню и провести свою жизнь в тишине и безмолвии. Но Господь не благоволил этому и послал Николая в Ликийскую страну, в город Миры, чтобы он был там архиепископом. Не любя человеческой славы, святой долго отказывался, но, боясь ослушаться Господа и видя, что все люди просят его, он против своей воли принял сан архиерея.
Святитель Николай нравом был кроток и незлобив, духом смирен, одевался просто, ел мало и простую пищу; дом его был открыт для всех, сиротам он был отец, нищим — милостивый податель, плачущим — утешитель, обиженным — помощник и всем — великий благодетель.
В то время правили злочестивые цари Диоклитиан и Максимиан, и они начали на христиан гонение. Святителя Николая схватили и посадили в темницу, где он терпел голод, жажду и тесноту. Но Бог не судил ему оставить сей мир, злые цари вскоре умерли, а на престол взошел равноапостольный царь Константан, и святитель Николай вернулся на свое место, удостоившись мученического венца.
Святитель Николай ревностно защищал православие на первом вселенском соборе и даже, исполняя повеление Божие, ударил еретика Ария по лицу. Когда же его хотели строго наказать за это, некоторым святым отцам явились Спаситель и Богородица и убедили их, что святитель Николай — великий угодник Божий. Он много лет прожил в Мирах Ликийских и, достигнув глубокой старости, недолго поболев, преставился ко Господу. С радостью и молитвой он перешел в вечную блаженную жизнь, в сопровождении ангелов и встреченный всеми святыми.
Много великих чудес сотворил Николай Угодник и в течение земной своей жизни, и уже после преставления. Он всем был во всякой нужде готовым помощником и теплым заступником. И ныне он также помогает призывающим его и избавляет их от бед. Чудес его исчислить невозможно, его знают Восток и Запад, и во всех концах земли известны его чудотворения. Да прославится в нем Триединый Бог, Отец и Сын и Святой Дух, и его святое имя да похваляется всеми верными вовеки.

 

Василий Великий

Святой Василий Великий с раннего детства был наставлен в Христовой вере своими благочестивыми родителями и бабушкой. Отец же учил его еще и светским наукам. Имея замечательные способности и большое усердие к занятиям, Василий учился весьма успешно и при этом проводил чистую и богоугодную жизнь.
С ним вместе учился святой Григорий Богослов. Василий и Григорий, будучи похожи друг на друга по своему благонравию, кротости и целомудрию, так любили друг друга, как будто у них была одна душа, — и эту взаимную любовь они сохранили впоследствии навсегда.
Святой Василий глубоко изучил мирские науки, но они не могли насытить его ум, искавший высшего Божественного озарения; поэтому он отправился в Египет, где жило много христианских подвижников, чтобы у них научиться тому, что истинно полезно для ума и для сердца. Проведя среди святых отцов год и поучившись у них словом и делом, Василий роздал все, что у него было, нищим, а сам пошел в Иерусалим и там принял святое крещение во Иордане. Когда епископ крестил его, внезапно спала на них огненная молния, и вышедший из той молнии голубь погрузился в Иордан и, всколыхнув воду, улетел на небо. Стоявшие же на берегу, увидя это, вострепетали и прославили Бога.
Вскоре святой Василий был посвящен в диаконы, а затем в священники и все силы и время стал отдавать своим пастырским заботам.
Но прошел год, и по воле Божией Василий удалился в суровую пустыню. Там он проводил жизнь в крайних лишениях, терпя голод и холод, проводя дни в молитвах, трудах и чтении Священного Писания. В пустыню к нему приехал и с ним вместе подвизался любимый друг его Григорий Богослов. Василий и Григорий хотели так прожить всю свою жизнь.
Но Господь судил иначе. Пришло время, когда оба они, Василий и Григорий, должны были покинуть пустыню, чтобы защищать Церковь от еретиков, от тех, кто ложно учит о Боге. Василия посвятили в архиепископа Кесарийского, и он стал, управляя Церковью, мужественно бороться за святую веру Христову.
Святитель Василий молился Пресвятой Богородице, чтобы гонитель и губитель христиан царь Юлиан Отступник не вернулся живым с войны, и по велению Матери Божией святой великомученик Меркурий убил врага Христова.
Когда царь-еретик Валент пытался ласками и угрозами отклонить святителя Василия от православия и судья уже грозил Василию смертью, он отвечал:
“Что же? Пусть я пострадаю за истину и освобожусь от телесных уз; я давно желаю этого”.
И так царь узнал, что святитель Христов угроз не боится, что убеждения его нельзя изменить и что сердце его непреклонно и твердо.
Когда о святом Василии услышал преподобный Ефрем Сирии, живший в пустыне, то стал молить Бога о том, чтобы Он показал ему, каков есть Василий. И вот однажды, находясь в состоянии духовного восторга, он увидел огненный столб, глава которого доходила до неба, и услышал голос, говоривший: “Ефрем, Ефрем! Каким ты видишь этот огненный столб, таков и есть Василий”.
Святитель Василий был и поныне есть великий учитель всех христиан, он написал много книг, в которых изложил истинное учение о Боге, объяснил премудрое устройство Богом всего существующего и дал правила и уставы, многие из которых действуют и поныне. Откровением Божиим святитель Василий составил чин Божественной литургии и несколько других молитв.
Он был милостив к бедным, молитвою исцелял больных, изгонял бесов и совершил много великих чудес.
Когда святой Василий умер, не только христиане, но и неверные толпами устремились на улицу и настойчиво теснились ко гробу почившего святителя. На погребение Василия собрались многие архиереи и, воспев надгробные песнопения, похоронили тело великого угодника Божия в церкви, восхваляя Бога, Единого в Троице, Ему же слава вовеки. Аминь.

 

Преподобная Мария Египетская

Многие святые с юных лет сияли добродетелями и сохраняли душевную чистоту на всю жизнь. Но были и такие, что совершили много грехов, но потом искренно покаялись, попросили у Бога прощения и по милости Божией не только были прощены, но и сподобились великой благодати.
Преподобная Мария Египетская родилась в христианской семье, но она не слушалась своих маму и папу, вела себя очень плохо и двенадцати лет от роду убежала из дому и без родительского присмотра впала в самые тяжкие грехи. Семнадцать лет после этого прожила Мария в беззакониях, но милостивый и долготерпеливый Господь, который никому не хочет погибели, призвал ее к покаянию.
Благодать коснулась сердца Марии и Правда Божия осветила ее душу. Она стала горько плакать, вздыхать из глубины сердца и так молиться Пресвятой Богородице:
“О Владычица Дева, рождшая Бога плотию! Праведно, если Твоя чистота погнушается и возненавидит меня, грешницу. Но я слышала, что рожденный Тобою Бог для того и воплотился, чтобы призвать грешников к покаянию. Приди же ко мне, оставленной всеми, на помощь! Я отрекусь от мира и его соблазнов и пойду туда, куда поведешь меня Ты, поручительница моего спасения”.
Богородица ответила ей:
“Если перейдешь через Иордан, то найдешь себе полное упокоение”.
Тогда Мария воскликнула: “Владычица Богородица, не оставь меня!” — и удалилась в пустыню. Там Мария семнадцать лет терпела голод и жажду, жару и холод и боролась со своими страстями и нападениями бесов. День и ночь она плакала и молилась Пресвятой Богородице, и действительно, Богородица помогала ей и руководила в покаянии.
Наконец покаяние бывшей грешницы совершилось: сила Божия во всем преобразила ее душу и тело, прекратились телесные страдания, страсти умерли и бесы навсегда отступили от преподобной. Кроме того, Мария обрела у Бога великие дары: прозрения, пророчества, чудотворения и премудрости. В таком состоянии преподобная прожила в пустыне еще тридцать лет, молясь за весь мир.
Тогда Господь, чтобы прославить верную рабу свою, послал к ней преподобного Зосиму, которому она и рассказала о своей жизни, совершив при нем немало чудес. Еще через год Зосима вновь пошел к преподобной, чтобы причастить ее Божественных Тайн, но не мог переправиться через Иордан. Тогда Мария сама перешла к нему, идя по воде, как посуху. Причастившись Святых Христовых Тайн, преподобная Мария в ту же ночь преставилась ко Господу и ныне со всеми святыми ликует у престола Святой Троицы.

Молитвами преподобной Марии Египетской да дарует Господь и нам истинное покаяние и да приимет нас в вечное Царство Свое. Аминь.

 

Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий родился в 329 г. в Арианзе (недалеко от Назианза Каппадокийского). Его отцом был св. Григорий, епископ Назианский, а матерью св. Нонна, которая молилась о сыне и дала обет посвятить его Господу и, как ей было открыто в сновидении, назвала его Григорием. Как и его друг св. Василий Великий, Григорий получал образование у лучших учителей Каппадокии и Афин, с ними вместе учился и будущий имп. Юлиан Отступник, вскоре ставший их непримиримым врагом.
По завершении образования Григорий преподавал красноречие в Афинах, но в 358 г. тайно покинул город и вернулся на родину, где принял от своего отца Св. Крещение, и по зову св. Василия Великого удалился в пустыню. Впрочем, по требованию отца Григорий вскоре вернулся в Назианз и принял сан пресвитера, но поначалу не нашел в себе силы для деятельного служения и снова удалился в пустыню. Лишь укрепившись духовно в уединении, он снова вернулся к пастве. Св. Василий поставил Григория епископом г. Сосима, но Григорий, чтобы поддержать престарелого отца, остался в Назианзе и после его смерти управлял паствой этого города.
В 378 г. Антиохийский Собор пригласил св. Григория помочь Константинопольской Церкви. В это время повсюду господствовали еретики-ариане и аполлинаристы, и служение св. Григория началось с проповедей в небольшой домовой церкви его родственников, которую он назвал Анастасия («Воскресение»), чая истинного воскресения Православия.
По мере роста популярности св. Григория росло и сопротивление еретиков. В ночь на Пасху 21 апреля 379 г., во время совершения крещения, вооруженная толпа ворвалась в храм, учинила погром, убила одного епископа и ранила св. Григория. Но, несмотря на угрозы, святитель терпеливо и кротко продолжал свои проповеди и все больше людей привлекал на сторону Православия.
Острие учения св. Григория было направлено против умаления единства природы Бога Отца, Сына и Св. Духа. Обличая последователей Евномия, святитель учил, что Божественная сила Спасителя действовала даже и тогда, когда Он ради спасения принял на Себя наше немощное естество. Так же он учил и о Божественности Святого Духа.
Кроме проповеднической деятельности (а всего после св. Григория сохранилось 45 проповедей), святой сочинял гимны, по поэтическому мастерству не уступавшие лучшим образцам тогдашней поэзии и при этом отличающиеся особой богословской глубиною... Свой дар слова св. Григорий поставил на служение Богу. Он сам говорил о слове, что оно «спутник всей его жизни, добрый советник и собеседник, вождь на пути к небу и усердный сподвижник». Самого же себя он называл в стихах «Господним органом».
Немало испытаний выпало св. Григорию в Константинополе. Здесь его предал близкий друг философ Максим, во время болезни святителя тайно посвященный на его место, но вскоре изгнанный народом из города; затем на него было подготовлено покушение, но тот, кто должен был его убить, сам пришел со слезами раскаяния. Наконец, когда св. имп. Феодосии Великий вернулся в столицу в 380 г., он торжественно ввел святителя в главный храм, был подтвержден указ против еретиков, и в 381 г. на Втором Вселенском Соборе св. Григорий был утвержден в сане Константинопольского Патриарха. По кончине Антиохийского Патриарха Мелетия святитель председательствовал на Соборе. Но египетский и македонский епископат, и раньше действовавший против св. Григория в пользу Максима, не хотел видеть его на месте Патриарха, и святитель пожертвовал собою для мира и Церкви. Оставив столицу, он вернулся в Арианз, где и почил в 389 г., 25 января, до последней минуты не оставляя ревности к истине Христовой, утверждая Православие своими письмами и стихами.
Св. Григорию Церковь усвоила имя Богослова как и любимому ученику Христову Ап. Иоанну Богослову. Тело святителя было погребено в Назианзе, а в 950 г. святые мощи были перенесены в Константинополь, в церковь Святых Апостолов.

 

Преподобный Серафим Саровский

Радость моя, стяжи Духа Святого и вокруг тебя спасутся тысячи.

В сердце человеческом может вмещаться Царствие Божие. Лишь бы только мы сами любили Его, Отца нашего Небесного, истинно, по-сыновнему. Господь равно слушает и монаха, и мирянина, простого христианина, лишь бы они были православные и любили Бога из глубины душ своих, и имели в Него веру хотя бы с горчишное зерно.

Сам Господь говорит: “Все возможно верующему!” Все, о чем бы вы ни попросили у Господа Бога, все восприимите, лишь бы только то было во славу Божию или на пользу ближнего.

Но если бы даже и для собственной вашей нужды или пользы вам что-либо было нужно, то и это даже все столь же скоро и благопослушливо Господь Бог изволит послать вам, только бы в том крайняя нужда и необходимость настояла. Ибо любит Господь любящих Его, благ, добр Господь ко всем и прошения боящихся и чтущих Его исполнит, и молитву их услышит.

Преподобный Серафим Саровский

Разговор о цели христианской жизниДуша его была очищена от всякой нечистоты, помыслов маловерия, сомнения, превозношения над другими, гордости — всего того, что есть в душе каждого человека. Когда позже у преподобного Серафима спрашивали, почему в нынешнее время нет таких великих святых, как прежде, он отвечал, что происходит это потому, что у людей нет решимости полностью довериться Богу и всю надежду свою возложить лишь на Него.

Однажды во время литургии, в Великий Четверг, с ним случилось чудесное событие. “Меня озарил свет, — позже рассказывал он, — в коем я увидел Господа Бога нашего Иисуса Христа во славе, сияющего, светлее солнца, неизреченным светом и окруженного Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами. От церковных врат Он шел по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся. Посем Он вступил в местный образ, что близ царских врат. Я же, земля и пепел, удостоился особенного от Него благословения. Сердце мое возрадовалось тогда в сладости любви ко Господу”. После этого видения преподобный Серафим изменился в лице и не мог вымолвить ни слова; его под руки ввели в алтарь, где он два часа простоял неподвижно. Еще суровее стали его подвиги: теперь он по целым ночам проводил в молитве к Богу за весь мир.

Но самое главное, люди находили путь спасения души и учились восходить к Богу через любовь и послушание Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу. Это главное, чему учил преподобный Серафим.
Батюшка Серафим оставил православным людям замечательное учение о спасении. “Истинная цель нашей христианской жизни, — говорил он, — состоит в стяжании (приобретении) Духа Святого. Пост же, бдение, молитва и добрые дела суть лишь средства для стяжания Духа”. Стяжание означает приобретение; приобретает же Дух тот, кто кается во всех своих грехах и творит добродетели, противоположные содеянным грехам. У такого человека Дух начинает действовать в сердце и сокровенно устраивает внутри него Царство Божие. “Как же мне узнать, — спросил у преподобного один юноша, — что я нахожусь в благодати Духа Святого? Я хочу понять и прочувствовать это хорошенько”. Разговор этот происходил в зимнем лесу, на заснеженной поляне; юноша очень любил преподобного Серафима и приходил к нему за советами.
Ответ преподобного Серафима был действительно чудесным. Он крепко взял юношу за плечи и сказал ему: “Мы оба теперь с тобой в Духе Божием. Что же ты не смотришь на меня?” Юноша отвечал: “Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца, а у меня глаза ломит от боли”. Преподобный на это сказал: “Не устрашайтесь, ваше Боголюбие! и вы теперь сами так же светлы стали, как и я. Вы сами теперь в полноте Духа Божия, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть. Смотрите просто мне в глаза и не бойтесь!”

“Я  взглянул после этих слов в лицо его, — вспоминал позже юноша, — и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей, лицо человека, с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за плечи, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет, ослепительный и простирающийся далеко, на несколько сажень кругом, и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня и великого старца”.
Необыкновенно хорошо было юноше. На всю жизнь запомнил он тот день, когда батюшка Серафим преподал ему урок того, что значит “стяжание Духа Святого”.

К концу жизни преподобного старца чтила уже вся Россия. Благодатные его способности были необычайны. Ему дано было видеть даже райские обители, уготованные Богом в вечности для добродетельных людей. Когда он рассказывал своим самым близким людям об этих откровениях, лицо его преображалось и изливало чудный свет. С небесной радостью и умилением он говорил: “Ах, если бы люди знали, какая радость, какая сладость ожидает душу праведного на небе, они решились бы во временной жизни все скорби переносить с благодарением. Если бы эта самая келлия была полна червей, и они бы всю жизнь ели нашу плоть, то и тогда надо было бы на это со всяким желанием согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости”.
Людская слава тяготила старца, от великих трудов он пришел в сильное изнеможение. Когда преподобный возвращался к себе в пустыньку из монастыря, по обеим сторонам дороги стояли толпы народа, желавшего хотя бы прикоснуться к его одежде, хотя бы увидеть его.

Последние годы жизни преподобный Серафим много заботился об основанном им женском Дивеевском монастыре. В монастырь поступали девушки-сироты, а также те, кто искал высокой и богоугодной жизни под руководством батюшки Серафима. Святой направлял жизнь обители, следуя благословениям Божией Матери.
Незадолго до кончины святого его в двенадцатый раз посетила Пресвятая Богородица. Это было в присутствии одной из дивеевских сестер. Вдруг сделался шум, подобный ветру заблистал свет, послышалось пение. Келлия старца чудно преобразилась: она словно раздвинулась, потолок исчез и вверху было одно сияние. А затем явилось чудесное шествие: шла Богоматерь в сопровождении двенадцати святых дев, Иоанна Богослова и Иоанна Предтечи; впереди шли два Ангела с цветущими ветвями в руках. На Царице Небесной была сияющая, несказанной красоты мантия, голову венчала дивная корона. Старец на коленях встречал Владычицу неба и земли. Матерь Божия обещала святому не оставлять дивеевских сестер Своей помощью.
Она предсказала преподобному скорую кончину, переход в Небесное Царство и благословила его. Благословили старца и святые, пришедшие к преподобному вместе с Божией Матерью. “Сей от рода нашего!” — прорекла Пресвятая Богородица с любовью глядя на Своего послушника, который мужественно прожил долгую жизнь по заповедям Ее Сына.
За день до смерти, 1 января 1833 года, в воскресенье, батюшка Серафим в последний раз побывал в храме. Поставил свечи к иконам. Весь погрузившись в себя, молился за литургией и причастился Святых и Животворящих Тайн Христовых. Затем стал прощаться с братией, всех благословлять и утешать. Телесно он был очень слаб, духом же бодр, спокоен, радостен.
— Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте: в нынешний день нам венцы готовятся! — говорил он.
Вечером в тот день он пел в своей келлии пасхальные песнопения.
А 2 января один монах почувствовал запах дыма, исходящий из келлии преподобного. Зайдя в нее, он увидел, что преподобный стоит на коленях перед иконой “Умиление”; огня не было, но тлели книги, загоревшиеся от упавшей свечи. Так сбылось еще одно пророчество преподобного, говорившего: “Кончина моя откроется пожаром”. Скрещенные руки святого лежали на аналое, голова покоилась на руках. Думая, что старец уснул, монах тронул его за плечо, но ответа не было. Тогда брат понял, что старец скончался; горе его и остальной братии было безграничным.
Тело преподобного положили в дубовый гроб, который был сделан его собственными руками. Похоронили преподобного Серафима возле монастырского собора у алтаря. В течение семидесяти лет после кончины батюшки Серафима люди во множестве приходили к нему на могилу. По молитве угодника Божия тысячи и тысячи христиан были исцелены от болезней, телесных и душевных.
19 июля 1903 года произошло открытие святых и многоцелебных мощей батюшки Серафима и прославление его в лике святых, ставшее всенародным торжеством.
— Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте: в нынешний день нам венцы готовятся! — говорил он.

 

ЖИТИЕ СВЯТОГО АНДРЕЯ,
ХРИСТА РАДИ ЮРОДИВОГО

Юродство – значит собственно безумие.– Юродство о Христе представляет собою особый, высший вид христианского подвижничества. Одушевляемые горячей ревностью и пламенной любовью к Богу, юродивые Христа ради, не довольствуясь всеми другими лишениями и самоотречениями, отрекались от самого главного отличия человека в ряду земных существ – от обычного употребления разума, добровольно принимая на себя вид безумного человека...

В царствование Греческого императора Льва Великого – Мудрого, сына императора Василия Македонянина, жил в Константинополе некий муж по имени Феогност. Он купил множество рабов, в числе коих находился один отрок, славянин родом, по имени Андрей. Сей отрок был прекрасен собою и отличался добрым нравом. Феогност полюбил его больше других рабов, назначил его своим довереннейшим слугою и отдал его для обучения священным книгам. Изучив Священное Писание, Андрей часто ходил по церквам, молился Богу и читал священные книги. Однажды ночью, когда он стоял на молитве, злокозненный дьявол, видя сие, позавидовал сему доброму делу и стал сильно ударять в двери той комнаты, где находился юноша. Андрей пришел в ужас, перестал молиться, поспешно лег на постель и оделся козлиною шкурой. Увидав сие, сатана обрадовался и сказал другому дьяволу
— Видишь ли ты сего юношу: недавно еще он вкушал бобы, а теперь вот он уже вооружается на нас!
Проговорив сие, сатана исчез. Блаженный же от страха крепко уснул и во сне имел следующее видение. Ему казалось, будто он был на большой площади, по одну сторону которой стояло множество эфиопов, а по другую множество святых мужей в белых одеждах. Между обеими сторонами происходило как бы состязание и борьба. Эфиопы, имея на своей стороне одного черного исполина, с гордостью предлагали облеченным в белые одежды, чтобы те представили из своей среды такого борца, который был бы в силах бороться с их черным эфиопом, тысяченачальником их бесчисленного легиона. Черновидные эфиопы хвастались своей силой, но белоризцы ничего им не отвечали. Блаженный Андрей стоял там же и смотрел, желая узнать, кто решится вступить в борьбу с сим страшным противником. И вот он увидал спустившегося с высоты прекрасного юношу, который держал в руках три венца: один из них был украшен чистым золотом и драгоценными камнями, другой крупным, блестящим жемчугом, а третий – наибольший из венцов – сплетен был из неувядаемых белых и красных цветов и ветвей Божия рая. Сии венцы были столь чудной красоты, что ее и ум человеческий не может постигнуть, и нельзя описать ее на языке человеческом.
Увидав сие, Андрей помыслил, как бы ему получить хотя бы один из тех трех венцов. Подойдя к явившемуся юноше, он сказал:
— Ради Христа, скажи мне, продаешь ли ты сии венцы? Хотя сам я и не могу купить их, но подожди меня немного, я пойду и скажу моему господину,– он заплатит тебе за сии венцы, сколько ты пожелаешь.
Юноша же, просияв лицом, сказал ему:
— Поверь мне, возлюбленный, что если бы ты принес мне золото всего мира, я не продал бы ни тебе, ни кому другому ни одного цветка из сих венцов, потому что сии венцы составлены из небесных Христовых сокровищ, а не из украшений суетного мира. Ими увенчиваются те, кто поборет тех черных эфиопов. Если ты хочешь получить – и даже не один, а все три венца,– то вступи в единоборство с тем черным эфиопом и, когда победишь его, возьмешь от меня все венки, которые ты видишь.
Услышав сие, Андрей исполнился решимости и сказал юноше:
— Поверь мне, что я сделаю сказанное тобою, только научи меня хитростям его.
Юноша сказал:
— А разве ты не знаешь, в чем заключается его ловкость? Не эфиопы ли страшны и грозны по виду? А между тем они слабы силами. Не бойся же его громадного роста и страшного взгляда: он слаб и гнил, как подгнившая трава!
Укрепляя сими речами Андрея, прекрасный юноша стал учить его, как бороться с эфиопом.
Он говорил:
— Когда эфиоп тебя схватит и начнет бороться с тобою, ты не бойся, но схватись с ним крестообразно и – узришь помощь Божию.
После сего блаженный выступил вперед и сильным голосом крикнул эфиопу:
— Выходи на борьбу!
Устрашая и грозя, эфиоп подошел, схватил Андрея и в продолжение весьма долгого времени переворачивал Андрея то в ту, то в другую сторону. Эфиопы стали рукоплескать, а одетые в белые ризы как будто побледнели, потому что они боялись, как бы сей эфиоп не ударил Андрея о землю. Андрей был уже одолеваем эфиопом, но, оправившись, крестообразно устремился на него. Бес рухнул, как громадное подрубленное дерево, и при падении ударился лбом о камень и закричал: "Горе, горе!" Одетые же в светлые одежды пришли в великую радость. Они подняли Андрея на своих руках кверху, стали лобызать его и торжествовали его победу над эфиопом.
Тогда черные воины с большим посрамлением обратились в бегство, а прекрасный юноша отдал Андрею венцы и, облобызав его, сказал:
— Ступай с миром! С сего времени ты будешь нашим другом и братом. Иди же на подвиг добродетели: будь нагим и юродивым ради Меня, и ты явишься в день моего царствия причастником многих благ.
Выслушав сие от того прекрасного юноши, блаженный Андрей пробудился от сна и удивлялся необычайному сновидению. С того времени он сделался Христа ради юродивым.
На другой день, встав от сна, он помолился, взял нож и пошел к колодцу; тут снял он с себя одежду и, представляясь лишенным разума, изрезал ее на части. Ранним утром пришел за водой к колодцу повар и, увидав Андрея как бы пришедшего в исступление, пошел и рассказал о сем их господину. Скорбя об Андрее, господин их пошел к нему и нашел его как бы несмыслящим и говорящим неразумно. Подумав, что Андрей одержим бесом, он наложил на него железные вериги и приказал вести к церкви святой Анастасии. Андрей в течение дня представлялся лишенным разума, а ночью молился Богу и святой Анастасии. В глубине же своего сердца он размышлял о том, приятно ли Богу предпринятое им дело или нет, и хотел получить о сем извещение.
Когда он так размышлял, в видении ему представилось, что пять женщин и один светлообразный старец ходят, врачуя и посещая больных; пришли они также к Андрею, и старец сказал старейшей женщине.
— Госпожа Анастасия! Почему же ты не уврачуешь его?
— Учитель,– отвечала женщина,– его врачевал Тот, Кто сказал ему: "Сделайся ради Меня юродивым, и в день Моего царствия будешь причастником многих благ". Ему не нужно врачевания.
Сказав сие, они пошли в церковь, откуда уже не возвращались, хотя Андрей смотрел вслед им до тех пор, пока стали ударять к утрени. Тогда блаженный уразумел, что его подвиг угоден Богу, возрадовался духом и еще усерднее стал подвизаться – ночью в молитве, а днем в подвигах юродства.
Однажды блаженный Андрей ночью возносил по своему обычаю в глубине своего сердца молитвы Богу и святой Анастасии мученице. И вот пришел к нему, в явно видимом образе, дьявол со множеством бесов, держа секиру; остальные же бесы несли ножи, деревья, колья и копья, как бы намереваясь убить блаженного. Явился и прежний эфиоп в том виде, как он боролся с Андреем, и еще издали зарычал на него. Ринувшись на святого, он хотел рассечь его топором, который держал в руках. За ним кинулись и все остальные демоны. Святой же, воздев со слезами руки, возопил ко Господу:
— Не предай зверям душу, воздающую Тебе славу и честь!
Потом снова возопил:
— Святой апостол Иоанн Богослов, помоги мне!
И вот прогремел гром, явилось множество людей и предстал благообразный старец, имевший лицо светлее солнца, и с ним великое множество слуг. Грозно и строго сказал он находящимся с ним:
— Затворите ворота, чтобы ни один из сих не убежал!
Тотчас ворота затворили, и все эфиопы были схвачены. И услышал Андрей, как один бес тайно говорил своему товарищу:
— Проклят тот час, в который мы соблазнились; ибо немилостив Иоанн и хочет жестоко мучить нас!
Святой же Иоанн повелел пришедшим с ним людям, одетым в белые одежды, снять с шеи Андрея железные вериги. Затем стал за воротами и сказал:
— Приведите эфиопов ко мне одного за другим.
Привели первого беса и распростерли его на земле. Взяв веригу, апостол согнул ее втрое и дал бесу сто ударов. Бес же как человек кричал:
— Помилуй меня!
После сего распростерли другого демона, и он также был подвергнут ударам; затем третьего – и тот получил столько же ударов. Удары же, коим Господь подверг бесов, были не призрачными, а действительными наказаниями, кои причиняют страдание бесовскому роду. Когда таким образом все эфиопы были наказаны, Иоанн сказал им:
— Ступайте и покажите своему отцу, сатане, нанесенные вам раны – будет ли сие ему приятно!
После того как одетые в белые одежды ушли и демоны исчезли, тот благолепный старец подошел к рабу Божию Андрею и, возложив на его шею вериги, сказал ему:
— Ты видишь, как поспешил я к тебе на помощь: ибо я очень о тебе забочусь, потому что Бог поручил мне попечение о тебе. Итак терпи: скоро ты будешь отпущен и будешь ходить по своей воле, как тебе будет угодно.
— Господин мой,– сказал Андрей,– кто ты?
Старец ответил:
— Я тот, кто возлежал на персях Господних.
Сказав сие, он просиял как молния и скрылся из глаз юноши. Блаженный же Андрей прославил Бога за то, что Он послал ему на помощь возлюбленного ученика Своего.
После явления святого Иоанна Богослова, разговора с ним и мучений, причиненных бесам, блаженный Андрей, будучи по-прежнему скован, лег, желая уснуть,– и в то же время пришел в восторженное состояние. Он увидел себя в царских палатах. На престоле в великой славе сидел Царь, Который подозвал Андрея к себе и спросил:
— Желаешь ли всей душой трудиться на Меня?
Андрей отвечал:
— Желаю, Господи!
Царь дал ему вкусить нечто весьма горькое и при сем сказал ему:
— Таков скорбный путь работающих Мне в сем мире.
После сего Он дал вкусить Андрею нечто белее снега и слаще манны. Вкусив, Андрей возвеселился и позабыл горечь первой снеди. И сказал ему царь:
— Такова у меня пища для служащих Мне и мужественно до конца претерпевающих. И ты мужественно соверши свой подвиг, как начал: ибо, перенесши в сей жизни немного страданий, ты будешь вечно пребывать в жизни нескончаемой.
Пробудившись от сна, Андрей пришел к мысли, что виденная им первая пища – горькая прообразует терпение в здешнем мире, а последняя – сладкая – жизнь вечную.
После сего господин Андрея в продолжение четырех месяцев держал его при себе, а затем отпустил на свободу. Притворяясь лишенным разума, Андрей стал бегать по улицам. Он ходил по городу "лишен, скорбя, озлоблен, eгоже не бе достоин весь мiр"(Евр. 11, 37-38). Одни надругались над ним, как над безумным, другие прогоняли его от себя, гнушаясь им, как псом смердящим, иные же считали его за одержимого бесом, а малолетние отроки глумились и били блаженного. Он же все претерпевал и молился об оскорблявших его.
Если кто из милостивых нищелюбцев подавал Андрею милостыню, он принимал ее, но отдавал другим нищим. Впрочем, он раздавал так, чтобы никто не знал, что он подает милостыню; сердясь на нищих и как бы желая их побить, он, как юродивый, бросал им в лицо деньгами, которые держал в руках, а нищие их подбирали. Иногда по трое суток не вкушал он хлеба, иногда же голодал и целую неделю, а если не находилось никого, кто бы подал ему ломоть хлеба, то он проводил без пищи и вторую неделю. Одеждою Андрею служило никуда не годное рубище, едва прикрывавшее телесную его наготу. Уподобляясь во всем святому Симеону, Христа ради юродивому, он днем бегал по улицам, а ночью пребывал на молитве. Живя в столь обширном городе, среди многочисленного населения, он не имел "где главы приклонити". Нищие прогоняли его от своих шалашей, а богачи не пускали на дворы жилищ своих. Когда же ему необходимо было уснуть и несколько успокоить свое измученное тело, он искал мусора, где лежали собаки, и располагался между ними. Но и псы не подпускали к себе раба Божия. Одни кусая отгоняли его от себя, другие же убегали от него сами. Никогда не засыпал он под кровлею, но всегда на холоде и зное, валяясь, как Лазарь, в гноищи и грязи, попираемый людьми и животными. Так страдал добровольный мученик и так смеялся над всем миром юродивый: "Зане буее божие премудрее человекъ eсть"(1 Кор. 1, 25). И вселилась в него благодать Святого Духа, и он получил дар прозорливости, ибо он стал прозревать помыслы людей.
Однажды, в Константинополе, у некоего знатного мужа умерла дочь, которая прожила жизнь свою в девственной чистоте. Умирая, она завещала похоронить ее за городом на кладбище для бедных, находившемся в саду ее отца. Когда она скончалась, ее понесли на то место, где и похоронили ее по христианскому обычаю. В то время был в Константинополе гробокопатель, который, разрывая могилы, снимал с мертвецов одежды. Стоя на дороге, он наблюдал, где будет похоронена девица. Заметив место ее усыпальницы, он решился, с наступлением ночи, разрыть могилу и снять одеяние с мертвой.
Случилось, что и святой Андрей, творя обычные подвиги юродства Христа ради, пошел на то место. Как только заметил он того гробокопателя, он провидел духом злое его намерение. Желая отклонить вора от задуманного дела и предугадывая, какое воспоследует ему наказание, святой Андрей взглянул на него с суровым видом и, как бы в сильном гневе, сказал:
— Так говорит дух, судящий похищающих одежды лежащих во гробах: не будешь ты более видеть солнца, не будешь видеть дня, ни лица человеческого; затворятся для тебя врата дома твоего и никогда более не откроются. Померкнет для тебя день и уже никогда не просветлеет.
Услышав сие, гробокопатель не понял того, о чем говорил святой, и отошел, не обращая на слова его никакого внимания. Святой же, вторично посмотрев на него, сказал:
— Ты уходишь? Не укради! Если же ты сделаешь сие, то – свидетельствую именем Иисуса – не увидишь никогда солнца.
Поняв, что святой говорит ему, гробокопатель удивился, каким образом он знает его намерение, и, возвратившись к святому, сказал:
— Ты точно одержим беснованием и по демонскому наущению говоришь о таинственном и неизвестном! Я же нарочно пойду туда, чтобы видеть, сбудутся ли твои слова!
После сего святой удалился, продолжая юродствовать. С наступлением вечера, выбрав удобное время, вор отвалил камень от гроба, вошел в гроб и прежде всего взял верхнюю одежду покойной и все украшения, ибо они были многоценны. Взяв это, он намеревался удалиться, но какой-то внутренний голос подсказал ему: "Сними и рубашку: ведь она хороша". Сняв рубашку с девицы, гробокопатель хотел выйти из могилы. Мертвая же девица, по повелению Божию, подняла свою правую руку и ударила гробокопателя по лицу, и он тотчас ослеп. Ужаснулся тогда несчастный и затрепетал, так что от страха стали сокрушаться челюсти его, зубы, колена и все кости.
Умершая же девица отверзла уста свои и сказала:
— Несчастный и отверженный человек! Ты не побоялся Бога, не подумал того, что и ты человек! Тебе бы следовало постыдиться девической наготы; с тебя довольно уже взятого тобою,– хотя бы рубашку ты оставил моему обнаженному телу. Но ты меня не помиловал и жестоко поступил со мною, задумав сделать меня посмешищем пред всеми святыми девами в день второго пришествия Господня. Но теперь я поступлю с тобою так, что ты никогда не будешь больше воровать, дабы тебе было известно, что жив Бог Иисус Христос и что по смерти есть суд, воздаяние и наказание.
Проговорив сии слова, девица встала, взяла свою рубашку, облеклась в нее и, возложивши на себя все одежды и украшения, легла и сказала:
Ты, Господи, eдин на упование вселил мя eси (Пс. 4, 9).
С сими словами она снова почила в мире. А тот отверженный едва имел силы выйти из гроба и найти ограду сада. Хватаясь руками то за одну, то за другую стену ограды, он вышел на ближайшую дорогу и побрел к городским воротам. Расспрашивавшим о причине его слепоты он рассказывал совсем не то, что было в действительности. Но впоследствии рассказал все, что случилось с ним, одному своему другу. С тех пор он стал просить себе милостыню и таким образом снискивал себе пропитание. И часто говорил себе:
— Будь проклята, гортань моя, ибо из-за тебя постигла меня слепота!
Вспоминал он также и святого Андрея и удивлялся, как все исполнилось согласно провиденному и предреченному святым.
Однажды, ходя по городу, святой Андрей увидал, что навстречу ему несут покойника. Умерший был очень богатый человек, и за гробом его шло великое множество народа со свечами и кадильницами. Церковнослужители пели обычные погребальные песнопения, а родные и близкие покойника плакали и рыдали. Видя своими прозорливыми очами, что делалось с тем мертвецом, святой остановился и стал смотреть. И вот, впав на долгое время в совершенное бесчувствие, он увидел духовными очами множество эфиопов, шедших за гробом и громко кричавших:
— Горе ему, горе ему!
Одни из них держали в руках мешки, из которых рассыпали пепел на людей, окружавших мертвеца. Другие же бесы плясали и бесстыдно смеялись, как бесстыдные блудницы, третьи лаяли, как собаки, и иные еще хрюкали, как свиньи. Мертвец был для них предметом радости и веселья. Некоторые из бесов, окружая мертвеца, кропили его смрадною водою, иные летали по воздуху около одра, на котором лежал мертвец. От трупа же умершего грешника исходил удушливый смрад. Идя следом за мертвым, бесы рукоплескали и производили ужасный топот ногами, ругаясь над поющими и говоря:
— Пусть Бог не даст никому из вас видеть свет, жалкие христиане, ибо вы воспеваете над псом: "со святыми упокой душу eго", и при этом вы называете его, причастного всяческому злу, рабом Божиим.
Взглянув вторично, Андрей увидел, что один из бесовских князей, с пламенным взором, шел ко гробу того отверженного со смолою и серой, чтобы сжечь его тело. Когда же совершился обряд погребения, святой Андрей увидал ангела, шедшего в образе прекрасного юноши и плакавшего горькими слезами. Проходя мимо, ангел приблизился к святому Андрею. Последний, подумав, что сей юноша – один из близких умершего и потому так плачет, подошел к нему и сказал:
— Прошу тебя именем Бога небеси и земли: скажи, что за причина твоего плача. Ибо я никогда и никого не видел столь горько плачущим об умершем, как ты.
Ангел отвечал:
— Вот почему я проливаю слезы: я был приставлен для охранения к покойному, коего ты видел, когда его несли в могилу. Но его взял к себе дьявол. Это и есть причина моего плача и печали.
На сие святой сказал ему:
— Я теперь понял, кто ты; молю тебя, святой ангел, расскажи мне, что за грехи были у покойного, из-за коих захватил его в свои руки дьявол?
— Андрей, избранник Божий! – отвечал ангел.– Так как ты желаешь узнать о сем, то я расскажу тебе, ничего не скрывая. Я вижу красоту святой души твоей, светящуюся наподобие чистого золота; увидев тебя, я несколько утешился в моей скорби. Сей человек был в великом почете у царя. Но он был страшный грешник и вел преступную жизнь. Он был и блудником, и прелюбодеем, зараженным содомским грехом, льстецом, немилосердным, сребролюбцем, лжецом и человеконенавистником, злопамятным, мздоимцем и клятвопреступником. Свою бедную челядь он морил голодом, побоями и наготою, оставляя ее в зимнее время без обуви и одежды. Многих рабов он даже убил и закопал их под полом конюшен. Одержимый ненавистною Богу похотию, он осквернил до трехсот душ мерзкими и отвратительными грехами блудодеяния. Но и для него пришло время жатвы и застала его смерть непокаявшимся и имеющим несказанные грехи. Душу его взяли бесы, а отвратительное тело его – ты и сам видел – злые духи провожали с поруганием. Вот почему, святая душа, скорблю я; одержимый глубокою скорбию, я плачу, потому что охраняемый мною ныне стал посмешищем демонов.
На сии слова ангела Божия святой сказал:
— Умоляю тебя, друг, прекрати сей плач: умерший поступал дурно, посему скончался без покаяния; пусть же он насыщается плодами дел своих. Ты же, пламеннообразный, исполненный всяческих добродетелей, слуга Вседержителя Господа Саваофа, отныне вовеки будешь под благодатию Бога Твоего.
После сих слов ангел невидимо удалился от Андрея. Мимопроходящие по своему недостоинству не могли видеть ангела и, думая, что святой разговаривает сам с собою, говорили друг другу:
— Посмотрите на сего юродивого, как он потешается и бессмысленно разговаривает со стеной.
При этом они толкали его и отгоняли, говоря:
— Что тебе нужно, юродивый? Недостойный беседовать с людьми, ты разговариваешь со стеной?!
Святой молча отошел и, уединившись в тайном месте, горько плакал о погибели несчастного, которого он видел несомым к могиле.
Однажды святой Андрей ходил в толпе людей на базаре около колонны, которую поставил царь Константин. Некая женщина по имени Варвара, будучи просвещена Святым Духом, с ужасом увидала в толпе блаженного Андрея блистающим наподобие пламенного столпа. При этом некоторые неразумные толкали его, а другие били; многие же, глядя на него, говорили:
— Сей человек – безумен: погубил свой рассудок. Да не случится сие и с недругами нашими!
Бесы же, ходя за святым Андреем в образе черных эфиопов, говорили:
— О, если бы Бог не посылал на землю другого подобного сему; ибо никто не иссушал сердец наших так, как сей человек, который, не желая работать для своего господина, притворился юродивым и насмехается над всем миром.
И видела та женщина, что эфиопы отмечали бьющих святого и говорили между собою:
— Нам приятно, что они безрассудно его бьют, ибо за истязание невинного угодника Божия они будут осуждены в смертный час свой, и нет для них спасения.
Услыхав сие, блаженный, по внушению Духа Божия, устремился на них как пламень, уничтожил дивною силою знамения бесов и, гневаясь на них, сказал:
— Вы не должны отмечать бьющих меня, ибо я молюсь Владыке моему, да не вменит им во грех нанесение мне побоев. Они делают сие по неведению и, ради неведения своего, получат прощение.
Когда святой говорил сие, внезапно отверзлось, подобно вратам, небо и оттуда опустилось над святым множество прекраснейших ласточек, а посредине их – большой белоснежный голубь, державший в своем клюве золотой масличный лист. И сказал голубь святому человеческим языком:
— Возьми лист сей, его прислал тебе из рая Господь Вседержитель, в знамение Своего к тебе благоволения, ибо ты милуешь и прощаешь наносящих тебе побои и молишься за них, чтобы сие не вменилось им во грех.
С этими словами голубь опустился на голову святого. Видя все сие, благочестивая женщина удивлялась и, придя в себя после видения, говорила:
— Сколько светильников имеет Бог на земле, и никто их не знает!
Много раз намеревалась она рассказать о своем видении другим, но сила Божия удерживала ее. Впоследствии святой Андрей встретил ее в одном месте и сказал ей:
— Сохрани мою тайну, Варвара, и того, что ты видела, не рассказывай никому, пока я не дойду "в место селения дивна даже до дому Божия"(Пс. 41, 5).
— Честный светильник и святой Божий,– отвечала Варвара,– если бы я и захотела кому рассказать свое видение, то не могу, ибо невидимая Божия сила меня удерживает.
Ходя по городу, святой Андрей встретил однажды некоего вельможу и, провидя его жизнь, плюнул на него, говоря:
— Лукавый блудник, хулитель Церкви, ты притворяешься, что идешь в храм; ты говоришь: "К заутрени иду",– а сам идешь к сатане для скверных дел. О беззаконник, встающий в полночь и прогневляющий Бога! Уже наступило время восприять тебе по делам твоим, или ты думаешь, что скроешься от страшного, всевидящего и всеиспытующего ока Божия?
Услыхав сие, вельможа ударил коня и уехал, дабы не быть посрамленным еще более. По прошествии нескольких дней он тяжко заболел и стал сохнуть. Приближенные переносили его из одной церкви в другую и от одного врача к другому; но сие не приносило ему никакой пользы. Вскоре сей отверженный человек отошел в вечное мучение. В одну ночь святой увидал около дома того вельможи пришедшего с запада ангела Господня. Ангел имел вид огненного пламени и держал большую пламенную палицу. Когда ангел подошел к больному, то услыхал голос свыше:
— Бей сего хулителя, отвратительного содомлянина, и, нанося ему удары, говори: "Желаешь ли ты еще творить грехи и осквернять различных людей? Будешь ли ты ходить для дьявольского беззакония, притворяясь, что идешь к заутрени?"
Ангел стал исполнять повеленное ему. При сем голос ангела и удары его были слышны, сам же ангел не был виден. В таких мучениях человек тот испустил дух.
Придя однажды на рынок, святой Андрей встретил одного инока, которого все восхваляли за добродетельную жизнь. Правда, он подвизался, как подобает инокам, но без меры был склонен к сребролюбию. Многие из жителей города, исповедуя ему свои грехи, давали ему много золота для раздачи нищим. Он же, будучи одержим ненасытною страстию сребролюбия, никому не давал, а все клал в сумку и радовался, видя увеличение денег. Проходя одною с тем жалким иноком дорогою, блаженный Андрей увидел прозорливыми очами, что сего сребролюбца обвивает страшный змий. Близко подойдя к иноку, святой стал рассматривать того змия. Инок же, принимая Андрея за одного из нищих, просящих милостыню, сказал ему:
— Бог тебя помилует, брат; у меня нет ничего подать тебе.
Отойдя от него на небольшое расстояние, блаженный заметил, что вокруг него в воздухе над змием написано темными письменами:
— Корень всякому беззаконию – змий сребролюбия.
Оглянувшись же назад, святой заметил двух спорящих между собою юношей – один из них был черен и имел темные очи, это был бес, другой же – Божий ангел, был белый, как свет небесный. Черный говорил:
— Инок – мой, так как он исполняет мою волю. Он немилосерден и сребролюбив, он не имеет части с Богом и работает на меня, как идолослужитель.
— Нет, он мой,– возражал ангел,– ибо постится и молится и притом он кроток и смиренен.
Так они препирались, и не было между ними согласия. И был с неба голос к светоносному ангелу:
— Нет тебе части в том чернеце, оставь его, потому что он не Богу, а мамоне работает.
После сего отступил от него ангел Господень и дух тьмы получил над ним старейшинство. Увидав сие, блаженный Андрей удивлялся, что враждебный демон одолел в споре светлого ангела. Встретив однажды на улице инока того, святой взял его за правую руку и сказал:
— Раб Божий, без раздражения выслушай меня, раба твоего, и милостиво прими убогие слова мои, ибо из-за тебя постигла меня большая скорбь, и я более не могу переносить, чтобы ты, будучи сперва другом Божиим, стал теперь слугою и другом дьявола. Ты имел крылья, как серафим: зачем же ты предался сатане, чтобы тот подрезал их до основания? Лик у тебя был блестящий, как молния: почему же ты потемнел? Увы мне! Ты имел зрелище как бы многих очей, а ныне змий тебя совсем ослепил. Ты был солнцем, но зашел в темную и бедственную ночь. Зачем ты, брат, погубил свою душу, зачем ты подружился с бесом сребролюбия, попустил ему пребывать с тобою, зачем собираешь золото? Разве ты будешь похоронен с ним? Ведь после твоей смерти оно другим достанется! Неужели хочешь ты, чтобы тебя погубила скупость? В то время как другие умирают от голода, холода и жажды, ты веселишься, взирая на обилие золота. Таковы ли пути к покаянию? Таков ли устав для иноков, повелевающий пренебрегать суетною жизнию? Так ли ты отрешился от мира и того, что в мире? Так ли ты распялся миру и всей его суете? Разве ты не слыхал Господа, говорящего: "не стяжите злата, ни сребра, ни меди, ни двою ризу"(Матф. 10, 9)? Почему же ты забыл сии заповеди? Вот ныне или завтра окончится жизнь наша, а яаже уготовал eси, кому будут(Лук. 12, 20)? Разве ты не знаешь, что охраняющий тебя ангел с плачем удалился далеко от тебя, а дьявол стоит подле тебя, и вокруг шеи твоей обвился змий сребролюбия, ты же его не замечаешь. Правду тебе говорю я,– что проходя мимо, я слышал отрицающегося от тебя Господа. Умоляю тебя: раздай имение нищим, сиротам, вдовам, убогим и странникам, не имеющим места, где преклонить голову. Постарайся же, дабы тебе вновь быть другом Божиим. Если же ты не послушаешь меня – погибнешь лютою смертию. Именем Иисуса Христа свидетельствую, что ты тотчас увидишь дьявола.
После сего он прибавил:
— Видишь ли ты его?
И открылись у инока духовные очи, и увидел он дьявола черного, как эфиопа, зверообразного, со страшною пастью; но он стоял вдали и при виде Андрея не осмеливался приблизиться. Тогда инок сказал святому:
— Раб Божий, я вижу его, и ужасный страх объял меня; скажи мне: что нужно для спасения души моей?
Андрей снова сказал ему:
— Поверь мне: если ты не послушаешь меня, я нашлю его на тебя, чтобы он замучил и чтобы о твоем посрамлении услышали не только одни сии граждане, но и все четыре страны вселенной; берегись же и исполни то, что я тебе говорю.
Услыхав сие, инок убоялся и обещал исполнить все, что приказывал святой. И тотчас Андрей увидел, что с востока пришел могучий дух в образе молнии и коснулся того змия, уничтожая силу последнего; змий же, не будучи в силах вынести сие, превратился в ворона и исчез. Также погиб и черный эфиоп, и снова над тем иноком принял власть ангел Божий. Расставаясь с иноком, блаженный заповедал ему:
— Смотри, ничего не рассказывай обо мне, а я стану вспоминать тебя в моих молитвах день и ночь, дабы Господь Иисус Христос направил тебя на добрый путь.
После того инок пошел и роздал нищим все свое золото и еще более был впоследствии прославлен Богом и людьми; многие приносили к нему золото, чтобы он раздавал его бедным. Но он приказывал жертвователям раздавать его своими руками, говоря:
— Какая для меня польза заботиться о чужом соре?
В то время, когда он жил так, как подобает иноку, с радостным лицом в видении явился ему святой Андрей, показал ему на поле светлое дерево, имеющее цвет сладкого плода, и сказал:
— Возблагодари Бога, отче, за то, что Он исторг тебя из пасти змия и соделал твою душу подобной цветоносному дереву. Постарайся же сей цвет обратить в плод сладкий. Сие прекрасное дерево, которое ты видишь, есть изображение твоей души.
Придя в себя, инок еще более окреп в духовном делании и всегда приносил благодарение Богу и угоднику Его Андрею, наставившему его на путь спасения.
Святой Андрей так благоугодил Богу и столь возлюбил его Господь, что однажды он был, подобно апостолу Павлу, восхищен до третьего неба и слышал там неизреченные глаголы и созерцал незримые для смертного красоты рая. О сем поведал он сам перед своей кончиною верному своему другу Никифору.
Раз как-то случилась суровая зима, и в Константинополе в продолжение целых двух недель стоял сильный мороз; все жилища были занесены снегом; от бури ломались деревья и птицы падали мертвыми на землю, не находя себе пищи. Тогда все бедняки и нищие были в сильной скорби и утеснении; стеная, плача и дрожа от стужи, они умирали вследствие лишений, голода и холода. Тогда и блаженный Андрей, не имея ни пристанища, ни одежды, испытывал немалую скорбь вследствие стужи. Когда он, желая хотя на некоторое время укрыться под кровлею, приходил к другим нищим, они гнали его от себя палками, как собаку, крича на него:
— Пошел прочь отсюда, пес!
Не имея убежища от прилучившегося бедствия и отчаиваясь за самую свою жизнь, он сказал себе:
— Благословен Господь Бог! Если я умру от сей стужи, то пусть умру по любви к Нему, но Бог силен подать мне и терпение перенести стужу сию.
Зайдя в один закоулок, святой увидал лежащую там собаку и, желая согреться от нее, лег с нею. Но, увидавши его, собака встала и ушла. И сказал Андрей сам себе:
— О сколь ты грешен, окаянный. Не только люди, но и псы пренебрегают тобою!
Когда он таким образом лежал, дрожа от лютого холода и ветра, тело же его измерзло и посинело, он подумал, что пришло время последнего его издыхания, и стал молиться, чтобы Господь принял с миром его душу. И вот внезапно он ощутил в себе внутреннюю теплоту и, открыв глаза свои, увидал некоего прекрасного юношу, лицо которого светилось, как солнце. Он держал в своей руке ветвь, покрытую различными цветами. Взглянув на Андрея, юноша сказал:
— Андрей, где ты?
Андрей отвечал:
— Ныне я нахожусь "во тьме и сени смертней"(Пс. 87, 7).
Тогда явившийся юноша слегка прикоснулся к лицу Андрея цветущею ветвью, которую держал в руке, и сказал:
— Получи оживление твоему телу.
Святой Андрей вдохнул в себя благоухание тех цветов, оно проникло в сердце его, согрело и оживотворило все тело его. Вслед за сим он услыхал голос, говорящий:
— Ведите его, чтобы он на время успокоился здесь, а потом он снова возвратится.
С этими словами на него нашел сладкий сон, и он увидал неизреченные Божии откровения, о коих он подробно сообщил сам вышеупомянутому Никифору, в таких словах:
— Что со мною было, я не знаю. По Божественному изволению, я пребывал в течение двух недель в сладостном видении подобно человеку, который, сладко проспав всю ночь, просыпается утром. Я видел себя в прекрасном и дивном рае и, удивляясь сему в душе, размышлял: "Что это значит? Я знаю, что живу в Константинополе, а как сюда попал – не знаю". И не понимал я, аще в теле бых, или кроме тела, Бог вест (2 Кор. 12, 2). Но я видел себя облеченным в светлое, как бы из молний сотканное одеяние, на голове моей лежал венок, сплетенный из многих цветов; я был опоясан царским поясом и сильно радовался при виде той красоты; умом и сердцем удивлялся я несказанной прелести рая Божия и услаждался, ходя по нему. Там находилось множество садов, наполненных высокими деревьями, которые, колыхаясь своими вершинами, веселили мои очи, и от ветвей их исходило великое благоухание. Одни из тех деревьев непрестанно цвели, другие были украшены златовидной листвой, иные же имели плод несказанной красоты; сих деревьев нельзя уподобить по красоте ни одному земному дереву, ибо их насадила не человеческая рука, а Божия. В тех садах были бесчисленные птицы с золотыми, белоснежными и разноцветными крыльями. Они сидели на ветвях райских деревьев и так прекрасно пели, что от сладкозвучного их пения я не помнил себя: так услаждалось мое сердце, и я думал, что их пение слышно даже на самой высоте небесной. Те прекрасные сады стояли по рядам наподобие того, как стоит один полк против другого. Когда я с сердечною радостию ходил между ними, то увидел большую, протекающую посредине рая реку, которая орошала прекрасные те сады. По обоим берегам реки рос виноград, распростирая лозы, украшенные листьями и златовидными гроздьями. Там со всех четырех сторон веяли тихие и благоухающие ветры, от дуновения коих сады колыхались, производя своими листьями чудный шелест. После сего на меня напал какой-то ужас, и мне показалось, что я стою на верху небесной тверди, предо мною же ходит какой-то юноша с светлым, как солнце, лицом, одетый в багряницу. Я подумал, что это – тот, который ударил меня цветущею ветвию по лицу. Когда я ходил по его стопам, то увидел Крест большой и прекрасный, по виду подобный радуге, а кругом его стояли огневидные, как пламень, певцы и воспевали сладостное песнопение, славословя Господа, некогда распятого на Кресте. Шедший предо мною юноша, подойдя ко Кресту, облобызал его и дал знак и мне, чтобы и я облобызал Крест. Припав ко святому Кресту со страхом и великою радостию, я усердно лобызал его. Лобызая его, я исполнился несказанной духовной сладости и обонял благоухание сильнее райского. Пройдя мимо Креста, я посмотрел вниз и увидал под собою как бы морскую бездну. Мне показалось, что я хожу по воздуху; испугавшись, я закричал моему путеводителю:
— Господин, я боюсь, как бы мне не упасть в глубину.
Он же, обратившись ко мне, сказал:
— Не бойся, ибо нам необходимо подняться еще выше.
И он подал мне руку. Когда я ухватился за нее, мы уже находились выше второй тверди. Там я увидал дивных мужей, их упокоение и непередаваемую на языке человеческом радость их праздника. После сего мы вошли в какой-то дивный пламень, который не опалял нас, но только осиявал. Я стал ужасаться, и снова мой путеводитель, обернувшись, подал мне руку и сказал:
— Нам следует подняться еще выше.
И вот после сих слов мы поднялись выше третьего неба, где я видел и слышал множество сил небесных, воспевающих и славословящих Бога. Мы подошли к какой-то блистающей, как молния, завесе, пред которой стояли великие и страшные юноши, видом подобные как бы огненному пламени; лица их сияли ярче солнца, а в руках у них было огненное оружие. Предстоя со страхом, увидел я бесчисленное множество небесного воинства. И сказал мне водивший меня юноша:
— Когда отверзется завеса, ты увидишь Владыку Христа. Поклонись же престолу славы Его.
Услыхав сие, я радовался и трепетал, ибо меня объял ужас и неизреченная радость. Я стоял и смотрел, ожидая, когда отверзется завеса. И вот какая-то пламенная рука отверзла завесу, и я подобно пророку Исаии, узрел Господа моего, седяща на престоле высоце и превознесенне и серафими стояху Oкрест eго(Ис. 6, 1-2). Он был облечен в багряную одежду; лицо Его было пресветло, а очи Его с любовию взирали на меня. Увидев сие, я пал пред Ним ниц, поклоняясь пресветлому и страшному престолу славы Его. Какая радость объяла меня при созерцании лица Его, того нельзя словами и выразить. Даже и теперь, при воспоминании о том видении, я преисполняюсь неизреченною радостию. В трепете лежал я пред моим Владыкою, изумляясь такому Его милосердию, что Он попустил мне, нечестивцу и грешнику, предстать пред Собою и созерцать Божественную Его красоту. Размышляя о своем недостоинстве и созерцая величие моего Владыки, я умилялся и повторял про себя слова пророка Исаии: "Oкаянный аз! яко сподобихся, человекъ сый и нечисты устне имый, Господа моего Oчима моима видети"(Ис. 6, 5). И услыхал я премилосердного Творца моего, изрекшего мне пресладкими и пречистыми Своими устами три Божественных слова, кои так усладили сердце мое и разожгли его любовию, что я от теплоты духовной весь истаивал, как воск, и исполнилось на мне слово Давидово: "бысть сердце мое, яко воск таяй посреде чрева моего"(Пс. 21, 6). После сего все небесное воинство воспело предивную и неизреченную песнь, а затем – не понимаю и сам, как,– снова очутился я ходящим по раю. И размышлял я о том, что не видал Пречистой Госпожи Богородицы. И вот я увидал мужа, светлого, как облако, носящего Крест и говорящего:
— Пресветлейшую небесных сил Царицу хотел ты увидать здесь? Но Ее нет здесь. Она удалилась в многобедственный мир – помогать людям и утешать скорбящих. Я показал бы тебе Ее святое место, но теперь нет времени, ибо тебе надлежит опять возвратиться туда, откуда ты пришел: так повелевает тебе Владыка.
Когда он говорил сие, мне казалось, будто я сладко уснул; затем, проснувшись, очутился я на том самом месте, где находился ранее, лежащим в углу. И удивился я тому, где я был во время видения, и тому, что сподобился видеть. Мое сердце исполнилось неизреченной радости, и я возблагодарил моего Владыку, изволившего явить мне такую благодать.
Сие видение святой Андрей поведал пред своею кончиною своему другу Никифору и взял с него клятву не рассказывать о том никому, пока он не отрешится от уз тела. Никифор же усердно умолял святого, чтобы он сообщил ему хотя бы одно из тех трех слов, которые изрек ему Господь; но святой не пожелал сего открыть. Так святой Андрей, восхищенный, подобно апостолу Павлу, увидал то, чего не видало бренное око, слышал то, чего не слыхало смертное ухо, и насладился в откровении такими небесными красотами, которых и не представляло себе человеческое сердце. А так как, при откровении небесных тайн, он не видал Пречистой Госпожи Богородицы, то Ее он сподобился увидеть на земле в видении во Влахернской церкви, когда Она, пришедши помогать людям, явилась на воздухе, с пророками, апостолами и чинами ангельскими, молясь о людях и покрывая их честным Своим омофором. Увидев Ее, блаженный сказал ученику своему Епифанию:
— Видишь ли ты молящуюся Царицу и Госпожу всех?
Епифаний отвечал:
— Вижу, отче святый, и ужасаюсь.

Проводя дивное житие, святой Андрей много чудодействовал и претерпел много поруганий и побоев, как о том сообщается в отдельной книге его жития, написанной Никифором. Он предрекал будущее и обратил ко покаянию многих грешников. Затем он переселился в вечные обители, до коих раньше был временно восхищен; ныне же, водворившись в них навеки, ликует с ангелами и в блаженстве предстоит Богу, Единому в Трех Лицах: Отцу и Сыну и Святому Духу, Ему же слава вовеки. Аминь.

 

Святые ходатаи за нас перед Богом

Все святые, молите Бога о нас!

Крест

 

 

К началу страницы

На

главную страницу

 

 

 

 

 

 

 

 

www.000webhost.com